Skip to main content

18 декабря 2022. Игорь Стрелков. Интервью Виталию Колпашникову. Обстановка на фронте

В интервью Максиму Калашникову, Игорь Стрелковым уточняет, что он не находился на фронтовой линии, но был в зоне, подвергавшейся артиллерийскому обстрелу противника. Стрелков пытался присоединиться к фронту в качестве добровольца, но столкнулся с противодействием со стороны руководства, что привело к неудаче в формировании батальона.

Страница 1 из 2

0:00:00
Добрый день, дорогие друзья! В эфире я, Виталий Колпашников. Я продолжаю приглашать в свои эфиры интересных собеседников. И сегодня у нас в эфире Игорь Иванович Стрелков, просто полковник Стрелков. Здравствуйте, Игорь Иванович! Здравствуйте. Игорь Иванович, ну, вы… Очень много вопросов, очень много информации.
0:00:32
Вы можете вот сейчас вкратце прокомментировать? Вы были последние месяцы на фронте. Сейчас вы вернулись. На фронт я не попал, я сразу говорю. То есть для меня фронт это действительно передовая, поскольку я на ней неоднократно бывал до этого. Поэтому фронт для меня это как минимум куда достают минометы. Как минимум подчеркиваю. Это фронт.
0:00:55
А все остальное для меня это является тылом. Скажем так, я находился некоторое время в зоне поражения полевой артиллерии противника, но даже ни разу не попал под обстрел. Так случилось, хотя те районы, в которых я был, подвергались обстрелам до и после моего там пребывания. Так получилось, что не попал. В общем-то, о чем нисколько не жалею, поскольку очень неприятное состояние находиться под артиллерийским обстрелом.
0:01:24
То есть на фронте я не был. При фронтовой зоне был. Такая поправка устроит? Абсолютно. Тогда задавайте вопрос. Да, задаю вопрос. Так вы на фронте непосредственно не были. Чем вы занимались? Я знаю, что вы занимались активно волонтерской деятельностью. Нет, я не занимался волонтерской деятельностью на тот момент. Я в течение почти двух месяцев пытался все-таки действительно попасть на фронт в качестве добровольца. Пытался, скажем так, принимал участие в формировании батальона, одного из батальонов номерных полков, мобилизованных ДНР, но, к сожалению, не попал и формирование тоже, на самом деле, как вот сейчас выясняется, не удалось.
0:02:20
Ну, в значительной степени не удалось, потому что не благодаря моим усилиям, а скорее вопреки, поскольку этому оказывалось очень серьезное противодействие, выяснилось, что значительный контингент сосредоточенных в одном месте добровольцев вызывает подозрения руководства и противодействия. Поэтому батальон в общем-то сформировать не удалось. Также, естественно, не удались и попытки мои, то есть, достигнуть фронта и подготовить район боевого применения хотя бы с точки зрения рекогностировки, чтобы понять, что там происходит непосредственно на позициях. Ну, а так я занимался, естественно, всеми вопросами формирования, обеспечения, волонтерства. Ну, можно сказать, что и волонтерство, поскольку меня так и не оформили, вернее, не сказали, что оформили, а реально приказами нигде не провели, то да, можно сказать, что получается, что я был волонтером, снабжавшим это и некоторые другие подразделения различными предметами военного обеспечения.
0:03:35
Больших количествах. Спасибо, Игорь Иванович. Игорь Иванович, такой вопрос. Текущая ситуация на фронте в целом, как Вы ее оцениваете, какая Ваша оценка? Я об этом уже много говорил. Стагнация, российские войска перешли в глухую оборону, пассивную причем оборону, уступив противнику инициативу. Противник этой инициативы не пользуется по неясным для меня причинам. Но в данном случае я же не располагаю развединформацией ни с той стороны, ни с этой.
0:04:13
Соответственно, я и говорю, что я могу выдвигать много предположений, но это гадание на кофейной гуще, которым я не занимаюсь. Поэтому я и говорю, что противник не пользуется предоставленной ему инициативой стратегической по неизвестным мне причинам. Возможно у него для этого не хватает сил, возможно они планируют удары и просто оттягивают его. Не знаю. А что касается боев на Донецком фронте, то это то есть Бахмутом, под Абдеевкой, под Марьенкой. Это все продолжаются, начавшиеся еще весной, попытки прогрызть оборону противника, пробить ее убом, абсолютно бессмысленные со стратегической точки зрения, очень затратные в смысле потерь лучших кадров армии ДНР, ОНН, частных военных компаний, ну и в меньшей степени вооруженных сил. Поскольку в первую очередь в атаку гонят так называемых наемников, по сути добровольцев, которые, в общем-то, оплачивают кровью каждый метр продвижения.
0:05:35
Все эти метры они фактически ни к чему не ведут, поскольку эти наступления, если вы знаете такого военного теоретика Лидия Лугарта 20 века, все эти наступления они проводятся в оперативной тени. То есть в любой момент начав наступление на других стратегически важных участках фронта, противник может обнулить все результаты этих незначительных продвижений. В целом, если говорить более широко, Российская Федерация перешла в стратегическую оборону, которая в перспективе, при ее длительном продолжении, этой стратегической обороны ведет нас к поражению. Примерно так. Я оцениваю ситуацию. Ситуация не фатальная с точки зрения не фатальная то есть ситуацию пока можно изменить но тенденция пугает, скажем так Игорь Иванович, вот такой вопрос в начале спецоперации вы были одним из немногих кто достаточно много критиковал то, что происходило в рамках спецоперации. И вас тогда также многие считали чуть ли не маргиналом, что вы демотивируете, что у вас какие-то проженческие нотки. А в итоге реальность оказалась такова, что вы во многом были правы. Вы пытались предупреждать, вас не слушали и получилось то, что в некотором плане получилось.
0:07:15
Скажите, пожалуйста, вот теперь то, что вы говорили, то, что вы озвучивали, это стало трендом. Теперь многие к вам присоединились и позволяют себе ту же самую критику, ту же самую тональность, которую раньше могли применять только вы в начале спецоперации, вы и немногие другие. Скажите, пожалуйста, но вы также являетесь человеком, который не только критикует, но и который предлагает реальное предложение для того, чтобы изменить ситуацию, для того, чтобы Россия победила. Вы озвучиваете варианты, которые необходимо применить для нашей победы.
0:07:50
Скажите, пожалуйста, а вы сами-то готовы взять ответственность в случае чего, чтобы применить на практике эти реальные шаги и привести нас к победе? За 10 месяцев специальной военной операции государство российское ни разу, ни в чем не попыталось привлечь меня к данной операции. То есть все мои попытки самостоятельно пробиться на фронт в качестве добровольца, в том числе какими-то специальными обходными путями, они завершились неудачей. Но государство им не способствовало, оно им препятствовало.
0:08:28
Чем собственно и вызвано моё нахождение здесь. Поскольку я планировал попасть на фронт и сейчас находиться должен был бы на фронте, если бы у меня всё получилось так, как я хотел. Кстати, если я хочу сделать ремарку, что за два месяца нахождения на фронте я чётко выполнил данное обещание. Я даже старался не фотографироваться лишний раз, не говоря уже о том, что я полностью покинул все соцсети. Вот так бы было и сейчас, если бы наше государство не противодействовало моим попыткам принять участие в СВО. Причем в качестве, извините, для полковника с моим опытом, скажем так, чрезвычайно невысоким, но ничего. Я был согласен и на это.
0:09:08
Говорить о какой-то ответственности можно только тогда, когда ты ее на себя принял. Когда ты получил участок работы и отвечаешь за него. У меня такого участка нет. В остальном, как говорил, по-моему, на святой Елене Наполеон Бонапарт, способность безвозможности – пустой звук. Извините. Ничего страшного. Игорь Иванович, такой вопрос. Сейчас вот буквально вчера появилась информация, я так понял, источники это New York Times, американское издание, они пишут по поводу того, что украинцы пытались всячески предотвратить вот это огневое поражение кортежа генерала Герасимова.
0:10:07
Вы можете как-то прокомментировать эту ситуацию? Зачем они эту информацию озвучивали? Я не знаю, зачем они эту информацию озвучивали. Но я единственное, что я уже прокомментирую это у себя на странице ВКонтакте на предмет того, что в общем-то, американцы, возможно, хотели избавить Украину от угрозы появления в Российской Федерации нормального начальника Генерального Штаба. Поскольку генерал Герасимов в качестве начальника Генерального Штаба с его блестящими военачальника, если следующий может быть лучше? Допустим, когда украинские партнеры, уважаемые киевские, уважаемые партнеры Кремля осаждали Славянск, я был в восторге, даже без кавычек, от действий украинских военных, поскольку понимал, насколько легко, может быть, можно разгромить ополчение, если бы я был на той стороне.
0:11:15
Даже с учетом их плохо мотивированной армии, даже с учетом их ляпов и всего отсутствия боевой подготовки, ополчение было слабее все равно, даже не в разы, а на порядок. И разгромить его, с моей точки зрения, не стоило ничего. Тем не менее, противник совершал ляп за ляпом, ошибку за ошибкой. И мне это было, нравилось. Если исходить из этой логики, то, возможно, американцы действительно полагают, что Герасимов на должности НГШ наиболее идеально соответствует их планам введения данной войны.
0:11:57
Игорь Иванович, следующий вопрос. Вы лично знакомы, либо вы лично общались с пригоженным руководителем частной военной компании Вагнер? Нет, я никогда с ним лично не общался. Я один раз его видел несколько лет назад. Издали в ресторане в Санкт-Петербурге. Я там с другом сидел и видел его там, где-то там. Ну, просто мельком. Все. Никаких общений больше у меня с ним не было.
0:12:26
А какое-то заочное общение с ним, либо с его людьми у вас происходило? У меня были контакты с представителями, так сказать, военной организации в 16-м году. Не буду вдаваться в подробности, но да, были, с тех пор нет. Хорошо. Игорь Иванович, я знаю, что у вас много источников всевозможных. По потерям противника вы можете прокомментировать? Вот реально, какие у них безвозвратные потери, начиная с февраля?
0:12:58
Ничего не могу сказать. Ничего не могу сказать. У меня нет таких источников, которые… Я вообще стараюсь не лезть… Не пытаться выяснить что-то большего, нежели имеется в соцсетях, имеется в открытых источниках. Меня это вполне устраивает. Полагаю, что для грамотного аналитика современные соцсети, если за ними следить, если уметь ходить по ссылкам, если уметь, как говорится, анализировать, представляют достаточно картину, достаточно поля для составления общей картины стратегической. А лезть в подробности, ну это уже действительно может привести к обвинениям в попытках выведать секретную информацию. Поскольку я обладаю всеми естественно навыками выведывания секретной информации и так далее, вот я сознательно себя в значительной степени ограничиваю. У меня много контактов среди военных, среди действующих военных, в том числе находящихся на фронте.
0:14:07
Вот сейчас я вообще отрезал все эти контакты полностью. Поскольку полагаю, что они могут принести… общение с этими людьми могут привести вред не столько мне, сколько им. хорошо и серьезно, воюют по совести, как положено. Это нанесет вред нашей армии, если им будет нанесен какой-то вред от общения со мной. Нет, у меня нет никаких данных по потерям украинских войск. У меня нет никаких данных по потерям российских войск. И я не стараюсь эти данные, скажем так, получить каким-либо образы. Хорошо. Игорь Иванович, текущие зверские обстрелы украинской артиллерии Донецка, которые, ну, беспрецедентные за последние недели, вы не связываете это с тем, что они чувствуют, что им придется уходить из Авдеевки?
0:15:03
Поэтому вот они… А с чего им уходить из Авдеевки? Это потому что мистер Пушилин заявляет, что мы уже почти окружили Авдеевку. Если внимательно просмотреть ленту военных новостей с весны, то заявление о том, что мы уже почти окружили Авдеевка по-прежнему полностью в руках противника. Бои идут в дальнем предполье Авдеевки. Окружена ли она? Не окружена. Да даже не в полукольце, условно говоря. Хотя были моменты в свое время, как раз летом, когда ее удавалось взять в полукольцо, но противник ведь тоже не сидит спокойно на месте.
0:15:55
Он контратакует. Где-то оттеснил он наши подразделения. Где-то выбил их из занятых позиций. Поэтому Авдеевка стоит как бастион, и пока никаких предпосылок для ее сдачи нет. Хотя наиболее тяжелые бои сейчас идут в маленькие уличные. Которые тоже берут, извините, более полугода. Если не больше. По-моему, с апреля ее что-то… Где уже несколько раз, опять же, ее почти брали, потом откатывались назад. Не хочу вдаваться в подробности. Там и безобразные были подробности. Как знаете, как обычно. Одну часть, одна часть сняли с фронта, а другая еще не зашла. В результате партнеры заняли все, что брали три месяца без боя. И так далее. Сейчас бои идут в центре этого населенного пункта и будут, думаю, еще идти очень долго. Никакого стратегического значения именно с точки зрения фронта это не имеет да обстрелы донецка наверное сильно сократились бы если бы удалось взять афганскому но допустим если бы нашим войскам удалось бы взять гуляй поле и прорваться в сторону днепра я думаю что обстрелы донецка прекратились бы еще поскольку противнику пришлось бы снимать артиллерию и войска, чтобы затыкать такой прорыв.
0:17:16
Но этого нет и нет в помине. Поэтому, ну что, вот прогрызут, даже если наши войска возьмут Авдеевку. Вдруг. По чучелу велению, по моему хотению. Ничего, в общем-то, не изменится. Еще там Курахово рядом. Оттуда Донецк может быть обстрелен. Там и грады достают, и полевая артиллерии. Единственное, что окраины Донецка окажутся вне зоны действия 120-мм минометов. И всё. А стратегические ситуации на фронте не изменятся от слов совсем.
0:17:52
Разве что там какие-нибудь генералы повесят себе очередные звезды героев и ордена за флажок на карте. Ну так этих флажков наставили в свое время довольно много. Из них большую часть Украина обратно себе на стол смела. Херсон, Береслав. Помните ожесточенные бои под кучей населенных пунктов? Помните наших дох? Гастомель, в конце концов. Героические подвиги. У кого сейчас Гастомель? Где сейчас Буча, которого там праздновали взятия? Где взятие Изюма, которые по всем каналам там бои за Изюм показывали в месяц, как там наши герои и войска действительно героически его брали? Сдали за три дня без боя вообще Изюм, просто без боя.
0:18:41
Блок-Лейл сдали за один день, Купянск сдали за один день, Казачью Лопань сдали вообще без боя там тоже там, наверное. Еще целую кучу городов и поселков городского типа в Харьковской области. Понимаете, сам по себе взятие какого-то населенного пункта, это может быть вклад в копилку общей победы. Но если нет цели достигнуть победы, а сейчас не видно, что эта цель вообще есть, то это просто лишняя трата людских жизней, причем самых лучших людских жизней. Трата людей, которые готовы идти в атаку. Мне приходилось в своей жизни ходить в атаки, и я хочу сказать, что это очень страшно.
0:19:23
Это дико страшно. И заставить себя просто идти, даже просто идти, не говоря уже о том, что ты должен еще при этом выполнять какую-то боевую задачу, это очень нелегко. Особенно если ты не накачан ни водкой, ни какими-то там препаратами, воздействующими на психику. И на это могут пойти только действительно идейные, лучшие, подготовленные люди, как правило, с большим опытом, то есть уже имеющие опыт такого раза. И они гибнут в этих атаках.
0:19:52
Нет, я полагаю, что прекратить обстрелы Донецка возможно только одним путем. Это либо окружить эту всю группировку, как была окружена группировка нацистов в Сталинграде, полностью. Либо создать условие, при котором она, бросив все свои укреплявшиеся многие годы позиции, побежит, чтобы не попасть в это окружение. И все. А если штурмовать каждую деревню, их там, там фактически весь вся Донецкая область, западнее Донецка, это одна сплошная агломерация.
0:20:29
Ну, местами там, конечно, есть поля и посадки, но там масса ПГТ, которые сливаются друг с другом. Еще огромное количество хозяйственных всяких построек, садовых участков и прочего. Это сплошной городской бой, самый затратный в смысле жизни людей в случае прямой атаки. У многих военных, даже и специалистов, и аналитиков, и у многих фронтовиков, я слышал от них вопрос «А нас что, специально собираются здесь всех положить?» И он звучит не раз, не два, не три. Я слышал сотни раз этот вопрос. Нас что, специально, всех здесь, чтобы свезли сюда, чтобы нас здесь всех положить, а потом сдаться?
0:21:12
Я так не считаю. Я считаю, что все-таки дело в кретинизме и пофигизме военачальника, которым самим в эти атаки ходить не надо. Которые привыкли, что весь мир крутится вокруг них, и то, что хорошо для них, это самое главное, на всех остальных наплевать, в том числе на жизнь и на здоровье людей. Но очень многие военные, кто на фронте, действительно считают, что есть целенаправленное вредительское влияние с целью погубить как можно больше русских добровольцев и добровольцев Донбасса, после чего сдаться. Эти настроения, они нисколько не уменьшились, наоборот, они продолжают нарастать. Ну а как им не нарастать, если об одни и те же позиции месяцами бьются лбом, неся потери на одних и тех же местах без какого-либо результата. Когда людей в меньшинстве заставляют атаковать позиции противника, где сидит намного больше и солдат, и боевой техники, да еще все прикрыто минными полями и артиллерией. И это все без достаточной артиллерийской и вообще без авиационной поддержки.
0:22:29
Большой сложный вопрос. Игорь Иванович, вы сейчас упомянули, скажем так, оставление Херсона. Очень болезненная тема. Вот как военные специалисты вы считаете, тяжелые но оправданные правильное решение либо либо скажем так это была ошибка вот ваша точка зрения по Херсону? С точки зрения тактической удержание Херсона было очень проблематично. Все четыре основных моста были повреждены до состояния когда по ним невозможно было проводить никакую технику. Фактически снабжение всей нашей группировки на право бережья осуществлялось с помощью паромов самоходных. Причем эти паромы периодически тоже оказывались под огнем и получали в том числе критические повреждения, выводились из строя полностью или частично. То есть потери при переправе в обе стороны постоянно возрастали. Сказать, что этот плацдарм невозможно было удержать, я полагаю, что это было…


Movie

Популярно

Цитаты

Еще интервью